Текст песни MoSHkin - Перемены ч 24-32 глава 7

Просмотров: 1
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни MoSHkin - Перемены ч 24-32 глава 7, а также перевод песни и видео или клип.
Слова: Александр Сергеевич Пушкин
Музыка: Игорь Вениаминович Мошкин

Перемены ч 24-32 глава 7

XXIV

И начинает понемногу
Моя Татьяна понимать
Теперь яснее - слава богу -
Того, по ком она вздыхать
Осуждена судьбою властной:
Чудак печальный и опасный,
Созданье ада иль небес,
Сей ангел, сей надменный бес,
Что ж он? Ужели подражанье,
Ничтожный призрак, иль еще
Москвич в Гарольдовом плаще,
Чужих причуд истолкованье,
Слов модных полный лексикон?
Уж не пародия ли он?
XXV
Ужель загадку разрешила?
Ужели слово найдено?
Часы бегут; она забыла,
Что дома ждут ее давно,

Где собралися два соседа
И где об ней идет беседа.
- Как быть? Татьяна не дитя, -
Старушка молвила кряхтя. -

Ведь Оленька ее моложе.
Пристроить девушку, ей-ей,
Пора; а что мне делать с ней?
Всем наотрез одно и то же:

Нейду. И все грустит она,
Да бродит по лесам одна.

XXVI

"Не влюблена ль она?" - В кого же?
Буянов сватался: отказ.
Ивану Петушкову - тоже.
Гусар Пыхтин гостил у нас;

Уж как он Танею прельщался,
Как мелким бесом рассыпался!
Я думала: пойдет авось;
Куда! и снова дело врозь. -

Guitar long solo

"Что ж, матушка? за чем же стало?
В Москву, на ярманку невест!
Там, слышно, много праздных мест".
- Ох, мой отец! доходу мало. -
"Довольно для одной зимы,
Не то уж дам хоть я взаймы".
XXVII
Старушка очень полюбила
Совет разумный и благой;
Сочлась - и тут же положила
В Москву отправиться зимой.
И Таня слышит новость эту.
На суд взыскательному свету
Представить ясные черты
Провинциальной простоты,
И запоздалые наряды,
И запоздалый склад речей;
Московских франтов и цирцей
Привлечь насмешливые взгляды!..
О страх! нет, лучше и верней
В глуши лесов остаться ей.
XXVIII
Вставая с первыми лучами,
Теперь она в поля спешит
И, умиленными очами
Их озирая, говорит:
"Простите, мирные долины,
И вы, знакомых гор вершины,
И вы, знакомые леса;
Прости, небесная краса,
Прости, веселая природа;
Меняю милый, тихий свет
На шум блистательных сует...
Прости ж и ты, моя свобода!
Куда, зачем стремлюся я?
Что мне сулит судьба моя?"
XXIX
Ее прогулки длятся доле.
Теперь то холмик, то ручей
Остановляют поневоле
Татьяну прелестью своей.

sax

Она, как с давними друзьями,
С своими рощами, лугами
Еще беседовать спешит.
Но лето быстрое летит.

Настала осень золотая.
Природа трепетна, бледна,
Как жертва, пышно убрана.
Вот север, тучи нагоняя,
Дохнул, завыл - и вот сама
Идет волшебница зима.
XXX
Пришла, рассыпалась клоками
Повисла на суках дубов;
Легла волнистыми коврами
Среди полей, вокруг холмов;

guitar

Брега с недвижною рекою
Сравняла пухлой пеленою;
Блеснул мороз. И рады мы
Проказам матушки зимы.

guitar & sax & flute & bass solo

Не радо ей лишь сердце Тани.
Нейдет она зиму встречать,
Морозной пылью подышать
И первым снегом с кровли бани
Умыть лицо, плеча и грудь:
Татьяне страшен зимний путь.

XXXI

Отъезда день давно просрочен,
Проходит и последний срок.
Осмотрен, вновь обит, упрочен
Забвенью брошенный возок.
Обоз обычный, три кибитки
Везут домашние пожитки,
Кастрюльки, стулья, сундуки,
Варенье в банках, тюфяки,
Перины, клетки с петухами,
Горшки, тазы et cetera,
Ну, много всякого добра.
И вот в избе между слугами
Поднялся шум, прощальный плач:
Ведут на двор осьмнадцать кляч,
XXXII
В возок боярский их впрягают,
Готовят завтрак повара,
Горой кибитки нагружают,
Бранятся бабы, кучера.
На кляче тощей и косматой
Сидит форейтор бородатый,
Сбежалась челядь у ворот
Прощаться с барами. И вот

synthesizer

Уселись, и возок почтенный,
Скользя, ползет за ворота.
"Простите, мирные места!
Прости, приют уединенный!
Увижу ль вас?" И слез ручей
У Тани льется из очей.

tutti

2 апреля 2015
Рок-опера Евгений Онегин 2015 глава 7
Lyrics: Alexander Sergeevich Pushkin
Music: Igor Veniaminovich Moshkin

Change h 24-32 chapter 7

Xxiv

And starts little by little
My Tatiana understand
It's clearer now - thank God -
The one for whom she sigh
Condemned by the fate of the imperious:
A sad and dangerous freak
Creation of hell or heaven,
This angel, this arrogant demon,
What is he? Is it an imitation
An insignificant ghost, or else
Muscovite in Harold's cloak,
Interpretation of someone else's quirks,
Fashionable words full of lexicon?
Isn't he a parody?
Xxv
Did you solve the riddle?
Is the word found?
The clock is running; she forgot,
That houses have been waiting for her for a long time

Where are the two neighbors gathered?
And where is the conversation about her.
- How to be? Tatiana is not a child, -
The old woman said groaning. -

After all, Olenka is younger than her.
Attach a girl, she-she,
It's time; what should I do with her?
Everyone is absolutely the same:

Neidu. And she is all sad
Yes, she wanders through the forests alone.

XXVI

"Isn't she in love?" - In whom?
Buyanov wooed: refusal.
Ivan Petushkov, too.
Husar Pykhtin was staying with us;

How he was seduced by Tanya,
How he crumbled like a petty demon!
I thought: it’s okay;
Where! and again the matter is apart. -

Guitar long solo

"Well, mother? What is it for?
To Moscow, to the fair of brides!
You can hear there are many idle places. "
- Oh, my father! income is not enough. -
"Enough for one winter,
Not that I will give at least a loan. "
XXVII
The old woman fell in love very much
Reasonable and good advice;
I poured - and immediately put
Go to Moscow in winter.
And Tanya hears this news.
To the judgment of the discerning light
Present clear features
Provincial simplicity
And belated outfits
And the belated warehouse of speeches;
Moscow dandies and circus
Attract mocking glances! ..
Oh fear! no, better and truer
She should stay in the wilderness of the woods.
XXVIII
Rising with the first rays,
Now she hurries to the fields
And, with tender eyes
Looking around them, he says:
"Sorry, peaceful valleys,
And you, the familiar mountain peaks,
And you, familiar forests;
Forgive me heavenly beauty
Sorry, cheerful nature;
Changing sweet, quiet light
To the noise of the brilliant vanity ...
Forgive you too, my freedom!
Where, why am I striving?
What does my fate promise me? "
XXIX
Her walks last for a share.
Now now a hillock, now a stream
Stop involuntarily
Tatiana with her charm.

sax

She, as with old friends,
With their groves, meadows
Still in a hurry to talk.
But summer flies fast.

The golden autumn has come.
Nature is tremulous, pale,
Like a victim, lavishly removed.
Here is the north, catching up with clouds,
He breathed, howled - and now she
Winter is coming sorceress.
XXX
Came, scattered in shreds
Hanged on the branches of oak trees;
Lay down in wavy carpets
Among the fields, around the hills;

guitar

Brega with a motionless river
Equalized with a plump shroud;
Frost flashed. And we are glad
Mother winter's mischief.

guitar & sax & flute & bass solo

Only Tanya's heart is not happy with her.
She will not meet the winter,
Breathe frosty dust
And the first snow from the roof of the bath
Wash your face, shoulders and chest:
Tatiana is afraid of the winter path.

XXXI

The day of departure is long overdue
The last term is also passing.
Inspected, re-upholstered, hardened
A carriage abandoned by oblivion.
Regular wagon train, three wagons
Carrying household belongings
Pots, chairs, chests,
Jam in jars, mattresses,
Feather beds, cages with roosters,
Pots, basins et cetera,
Well, a lot of good stuff.
And here in the hut between the servants
There was a noise, a farewell cry:
Eighteen nags are leading into the yard,
XXXII
They are harnessed to the boyar cart,
Chefs prepare breakfast
They load the wagons with a mountain,
Women and coachmen are scolding.
On a skinny and shaggy nag
A bearded postil is sitting,
The servants ran at the gate
Say goodbye to bars. And so

synthesizer

Sit down, and the carriage is honorable,
Sliding, crawling through the gate.
"Sorry, peaceful places!
Sorry, the shelter is secluded!
Will I see you? "
Tanya's eyes are pouring.

tutti

2 April 2015
Rock opera Eugene Onegin 2015 chapter 7
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет