Текст песни Владимир Высоцкий - хотя никто оттуда писем не писал

Просмотров: 21
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни Владимир Высоцкий - хотя никто оттуда писем не писал, а также перевод песни и видео или клип.
Я когда-то умру - мы когда-то всегда умираем,
как бы так угадать, чтоб не сам , чтобы в спину ножом:
убиенных щадят, отпевают и балуют раем,
не скажу про живых, а покойников мы бережем.

В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок,
и ударит душа на ворованных клячах в галоп.
В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок.
Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.

Прискакали - гляжу пред очами не райское что-то:
неродящий пустырь и сплошное ничто - беспредел.
И среди ничего возвышались литые ворота,
и огромный этап - тысяч пять на коленях сидел.

Как ржанет коренной! Я смирил его ласковым словом,
да репьи из мочал еле выдрал и гриву заплел.
Седовласый старик что-то долго возился с засовом
и кряхтел и ворчал, и не смог отворить и ушел.

И измученный люд не издал ни единого стона,
лишь на корточки вдруг с онемевших колен пересел.
Здесь малина, братва, нас встречают малиновым звоном!
Все вернулось на круг и распятый над кругом висел.

Я узнал старика по слезам на щеках его дряблых:
это Петр Святой - он апостол, а я - остолоп.
Вот и кущи-сады, в коих прорва мороженных яблок.
жаль сады сторожат и стреляют я без промаха в лоб.

Всем нам блага подай, да и много ли требовал я благ?
Мне ,чтоб были друзья, да жена , чтобы пала на гроб.
Ну ,а я уж для них украду бледно-розовых яблок.
Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.

Седовласый старик,он на стражу кричал,комиссарил.
Прибежали с ключом и затеяли вновь отворять:
кто-то ржавым болтом, поднатужась, об рельсу ударил
и как ринутся все в распрекрасную ту благодать!

Я подох на задах ни при старых свечах , канделябрах,
ни к Мадонне прижась,божий сын,а в хоромах холоп!
Вот и кущи-сады,в коих прорва мороженных яблок.
Но сады сторожат и убит я без промаха в лоб.

И погнал я коней прочь от мест этих гнилых и зяблых,
кони просят овсу, но и я закусил удила.
Вдоль обрыва с кнутом по-над пропастью пазуху яблок
я тебе привезу: ты меня и из рая ждала!
I used to die - we've always die,
so how would guess, not to himself, to the back with a knife:
slain spared, burial service and pampered paradise
I will not tell about the living and the dead, we cherish.

In the dirt hit his face, overwhelmed with prettier side,
and hit on the stolen soul nags at a gallop.
The wondrous paradise gardens gathering a pale pink apples.
Sorry, gardens guard and shoot without a miss in the forehead.

Rode - I looked in the sight of paradise is not something:
nerodyaschy wasteland and sheer nothingness - chaos.
Among personal rose alloy gates
and a huge stage - five thousand sat on his lap.

As rzhanet radical! I am humbled his affectionate word
Yes repi of urine barely ripped and braided mane.
The gray-haired old man something long tinkered with the bolt
and groaned and grumbled, and was unable to open and left.

And exhausted people did not make a single groan,
only to squat suddenly numbed knees moved.
There raspberries, brothers, we are greeted by the ringing of raspberry!
Everything returned to the crucified and hung above the circle.

I found an old man in tears on his cheeks flabby:
This St. Peter - he is the Apostle, and I - mutt.
That booths, gardens, in whom Prorva frozen apples.
sorry gardens guard and shoot me in the forehead without a miss.

We all benefit Reach, and how many blessings I have demanded?
To me, to have friends, and wife to fell on the coffin.
Well, I do for them steal pale pink apples.
Sorry, gardens guard and shoot without a miss in the forehead.

The gray-haired old man, he guards shouted, Commissioner.
They came running with the key and started again open:
some rusty bolts, pull their socks up, I hit on the rail
and how to rush all the rasprekrasno grace!

I podoh at the back under the old candles, candelabra,
nor Madonna has taken root, the Son of God, and in the mansion slave!
That booths, gardens, in whom Prorva frozen apples.
But the gardens guard and killed me without a miss in the forehead.

And I drove the horses away from these places and rotten Zyablov,
Horses are asked oats, but I ate a bit.
Along the cliff with a whip in his bosom of apples over a precipice
I'll bring thou me out of paradise waiting for!
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет