Текст песни Владимир Высоцкий - Баллада о детстве

Просмотров: 1668
2 чел. считают текст песни верным
2 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни Владимир Высоцкий - Баллада о детстве, а также перевод песни и видео или клип.
Час зачатья я помню неточно.
Значит, память моя однобока.
Но зачат я был ночью, порочно,
И явился на свет не до срока.
Я рождался не в муках, не в злобе,
Девять месяцев — это не лет.
Первый срок отбывал я в утробе:
Ничего там хорошего нет.

Спасибо вам святители, что плюнули да дунули,
Что вдруг мои родители зачать меня задумали,
В те времена укромные, теперь почти былинные,
Когда срока огромные брели в этапы длинные.
Их брали в ночь зачатия, а многих даже ранее,
А вот живет же братия — моя честна компания.

Ходу, думушки резвые, ходу,
Слово, строченьки, милые, слово!
В первый раз получил я свободу
По указу от тридцать восьмого.
Знать бы мне, кто так долго мурыжил -
Отыгрался бы на подлеце,
Но родился и жил я и выжил,
Дом на Первой Мещанской в конце.

Там за стеной, за стеночкою, за перегородочкой
Соседушка с соседушкою баловались водочкой.
Все жили вровень, скромно так: система коридорная,
На тридцать восемь комнаток всего одна уборная.
Здесь зуб на зуб не попадал, не грела телогреечка.
Здесь я доподлинно узнал, почем она, копеечка.

Не боялась сирены соседка,
И привыкла к ней мать понемногу.
И плевал я, здоровый трехлетка,
На воздушную эту тревогу.
Да не все то, что сверху от бога -
И народ зажигалки тушил.
И, как малая фронту подмога,
Мой песок и дырявый кувшин.

И било солнце в три ручья, сквозь дыры крыш просеяно
На Евдоким Кириллыча и Кисю Моисеевну.
Она ему: Как сыновья? — Да без вести пропавшие!
Эх, Киська, мы одна семья, вы тоже пострадавшие.
Вы тоже пострадавшие, а значит обрусевшие.-
Мои — без вести павшие, твои — безвинно севшие.

Я ушел от пеленок и сосок,
Поживал — не забыт, не заброшен.
И дразнили меня «недоносок»,
Хоть и был я нормально доношен.
Маскировку пытался срывать я,
— Пленных гонят,- чего ж мы дрожим?
Возвращались отцы наши, братья
По домам, по своим да чужим.

У тети Зины кофточка с драконами, да змеями -
То у Попова Вовчика отец пришел с трофеями.
Трофейная Япония, трофейная Германия:
Пришла страна Лимония — сплошная чемодания.
Взял у отца на станции погоны, словно цацки, я,
А из эвакуации толпой валили штатские.

Осмотрелись они, оклемались,
Похмелились, потом протрезвели.
И отплакали те, кто дождались,
Недождавшиеся отревели.
Стал метро рыть отец Витькин с Генкой,
Мы спросили:- зачем? — Он в ответ,
Мол, коридоры кончаются стенкой,
А тоннели выводят на свет.

Пророчество папашино не слушал Витька с корешом:
Из коридора нашего в тюремный коридор ушел.
Да он всегда был спорщиком, припрешь к стене — откажется
Прошел он коридорчиком и кончил стенкой, кажется.
Но у отцов свои умы, а что до нас касательно,
На жизнь засматривались мы вполне самостоятельно.

Все — от нас до почти годовалых
Толковищу вели до кровянки,
А в подвалах и полуподвалах
Ребятишкам хотелось под танки.
Не досталось им даже по пуле,
В ремеслухе живи не тужи.
Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули -
Из напильников сделать ножи.

Они воткнутся в легкие
От никотина черные,
По рукоятки легкие трехцветные наборные.
Вели дела отменные сопливые острожники.
На стройке немцы пленные на хлеб меняли ножики.
Сперва играли в фантики в пристенок с крохоборами,
И вот ушли романтики из подворотен ворами.

Было время и были подвалы,
Было дело и цены снижали.
И текли, куда надо, каналы
И в конце, куда надо, впадали.
Дети бывших старшин да майоров
До бедовых широт поднялись,
Потому, что из всех коридоров
Им казалось сподручнее вниз.
Conception hour I remember accurately.
So , my memory is one-sided .
But I was conceived the night , vicious ,
And was not born to term.
I was born not in pain , not in malice ,
Nine months - it's not years.
I served the first term in the womb :
There is nothing good there .

Thank you saints that spat blew yes ,
That suddenly my parents conceive me wonder
In those days, secluded , now almost epic ,
When the term of the huge long wandered in stages .
They were taken on the night of conception, and many even earlier,
But living as brothers - my honest company .

Course , dumushki frisky , stroke,
Word strochenki , cute word !
The first time I got freedom
By decree of the thirty-eighth .
Would I know who 've been mocked -
Revenge would scoundrel
But I was born and lived and survived ,
House on First Meshchanskaya at the end.

There behind the wall for stenochki , behind barriers
Roomie roomie indulged with vodka .
All lived level, so modestly : corridor system ,
At thirty eight komnatok only one restroom .
Here tooth were chattering , not warmed Telogreechka .
Here I learned for sure , how much she penny .

Not afraid siren neighbor
And used to her mother slowly .
And I spit , healthy three-year ,
On the air this concern .
Yes , not all that on top of the god -
And people lighters extinguished .
And , as a small front help ,
My sand and leaky pitcher.

And the sun was beating in three streams , sifted through the roof hole
On Yevdokim Kirillich and Kishu Moiseyevna .
She told him : As sons ? - Yes missing!
Oh, Kiska , we are one family , you are also affected .
You also affected , so Russified . -
My - missing fallen , your - Grounded innocent .

I've gone from diapers and nipple
Fared - not forgotten, not abandoned.
And tease me " bastard "
Though I was fine donoshen .
I tried to disguise pluck ,
- Prisoners being driven - why are we shiver ?
Back our fathers , brothers
Home, in their so strange .

Aunt Zina blouse with dragons, snakes yes -
Then Popova Vovchik father came with trophies.
Japan Trophy , trophy Germany :
Country came Lemons - a solid case.
Took on his father's shoulder straps station like tchotchke , I
A crowd evacuation of civilians felled .

They looked around , oklemalis ,
Hangover , then sobered .
And otplakali those who waited
Nedozhdavshiesya otreveli .
Became the father of underground digging Vitka with Genk
We asked - why? - He answered ,
Like, corridors end wall
A tunnel to the light output .

Prophecy Papashiny listened to Vic sidekick :
From the hallway in our prison corridor left.
Yes he was always argumentative , pripresh the wall - refuse
He passed through the corridor , and finished wall , it seems.
But fathers their minds , and that we have to respect ,
We stare at life quite independently .

Everything - from us to almost year-olds
Tolkovischu led to pudding ,
And in basements and crawl spaces
The kids want under the tanks .
They did not get even a bullet ,
In remesluhe live not fret .
Neither dare nor risk , but took a chance -
Out of files to make knives .

They are stuck in the lungs
Nicotine black
According handle light tricolor splicers .
Did business Terminations ostrozhniki snotty .
At the construction site captured Germans changed bread knives .
First played in wrappers with pristenok cheapskate ,
And romance gone from backyards thieves.

There was a time and there were cellars,
It was the case and prices decreased .
And flowed , where necessary , the channels
And at the end , where it is necessary , fell .
Children of former sergeants majors yes
Until Bedova latitudes rose ,
Because of all the corridors
They seemed handier down .
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет