Текст песни Вера Полозкова - А я думала ты бросил....

Просмотров: 305
1 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни Вера Полозкова - А я думала ты бросил...., а также перевод песни и видео или клип.
- Я думала, ты бросил.

- Я бросил, - говорит он, придерживая уголком губ сигарету, и хлопает себя по карманам в поисках зажигалки, - Но, как видишь, нам удалось остаться близкими друзьями.

Когда она ехала в этот город, она торжественно зареклась с ним встречаться. Она говорила себе об этом на вокзале, в гостинице, в маникюрном салоне, в книжном магазине и на каждой из центральных улиц. Она шла и хвалила себя. "Я подросла. Мне больших трудов стоило мое чертово душевное равновесие. Я не хочу проблем, и у меня не будет проблем. Он не напишет мне, потому что не знает, что я здесь; а если узнает и напишет, я что-нибудь придумаю. Это не очень сложно, была даже такая социальная реклама. Протягивали рюмку, и решительная рука ее останавливала. У меня нет зависимости. Я свободна".

- У тебя перепуганный вид, детка.

- Не льсти себе.

За "детку" убивать надо, конечно.

- Ну нет, мало ли, из-за чего он может быть у тебя перепуганный. И губы синие тоже мало ли, отчего. Может, ты шла сюда решительная, а пришла и вдруг поняла, что все еще любишь меня. Я ж не знаю. Всякое может быть. Тут ничего от меня не зависит, детка.

Ах ты свинья.

- Ну почти. Пришла, обнаружила спесивого дурака на месте своего мальчика, и теперь испытываю ужас.

- Леденящий.

- Ну.

И они смеются.

И дальше они в основном смеются - "я тут купил недавно Альфа Ромео, хотел показать тебе ее, но неожиданно пропил" - "я своих проиграла - мужа-нефтяника и дачу в Барвихе" - "в покер?" - "в ладушки", - "а дети?" - "дети пытаются проиграть меня"; он ей показывает свою кошку в телефоне, ту самую кошку, которой они когда-то вместе колтуны выстригали, он держал, а она вычесывала и стригла, - показывает маму, лучшего друга Дарта, она радуется, что он не пропил и его тоже, он парирует, что пытался неоднократно, но Дарт - это как божий дар, захочешь, а не пропьешь.

- Я соскучился, - говорит он, как всегда, неожиданно, и она едва не забывает выдохнуть.

И тут ей хочется рассказать правду, всю эту чертову тонну правды, которую она везла сюда в купе, зачем-то, зная, что она все равно никому не пригодится; о том, как она разговаривает с ним мысленно каждый раз, когда зависает над винной картой в ресторане, над кронштейном в магазине одежды; о том, как она целыми вечерами придумывает шутки, чтобы уделать его при случае, зная, что случая не представится; о том, что когда у нее спрашивают какие-нибудь родственники друзей, на свадьбах или больших семейных праздниках - а вы замужем? - она кивает и улыбается, - а кто он? - он драматург, - всегда имея в виду его, конечно; о том, какой был у него чудесный голос в двадцать семь лет, даже когда он пел пьяный у нее под окнами, фальшивя и сбиваясь на хохот; о том, как бессмысленно все это, как глупо, как невосстановимо, можно сейчас поймать такси и поехать к нему, и там еще выпить и еще пошутить о том, что вот, это моя книжка тут у тебя стоит до сих пор, знаешь, сколько ты задолжал, я тебе читательский аннулирую, оо, как же так, не трогай мой читательский, это все, что мне осталось на старости лет - и даже заняться любовью, умирая от неловкости и смущения, он разжился брюшком, она тоже отнюдь не делается с годами прекрасней, и что-то почувствовать даже, вот, память тела, мы здорово подходили друг другу, не правда ли - и уехать наутро, всем подряд сладким пытаясь зажевать горький привкус нелепости и разочарования, - но не надо, не стоит.

Она понижает голос и придвигается совсем близко к столику.

- Не вижу в этом ничего сверхъестественного. По кому же еще.

Они расходятся у перекрестка, он растроган, сердечен, обнимает ее крепко и не хочет отпускать. Потом вспоминает о чем-то, роется в кейсе, извлекает книжку и протягивает ей.

- Тут одни прохвосты издали сборник моих пьес. Там есть одна про тебя.

- Не лги, там должно добрых три про меня.

- Я не буду подписывать, можно.

- Нет уж, подпиши. Так ее труднее будет пропит
- I thought you quit.

- I gave up - he says, holding the corner of his mouth a cigarette, and slaps his pockets for lighters - but, as you see, we have been able to remain close friends.

When she went to the city, she solemnly zareklas to meet with him. She told herself it at the station, a hotel, a nail salon, a bookstore, and on each of the main streets. She walked and praised himself. & quot; I grew up. I have great pains my fucking composure. I do not want problems, and I will not have problems. He did not write to me, because I do not know that I am here; and if you know and write, I'll think of something. It is not very difficult, there was even a social advertising. Holds out a glass, and strong hand to stop her. I have no dependencies. I'm single & quot ;.

- You kind of scared, baby.

- Do not flatter yourself.

For the & quot; Babe & quot; killing is necessary, of course.

- Well, no, you never know, because of what it can be you terrified. And her lips blue, too, you never know why. Maybe you came here strong, and came and realized that you still love me. Well I do not know. Anything can happen. There's nothing not depend on me, baby.

Oh, you're a pig.

- Almost. I Came, arrogant fool discovered on the site of his boy, and now feel the horror.

- Chilling.

- Well.

And they laugh.

And then they are mostly laugh - & quot; I've bought recently, Alfa Romeo wanted to show it to you, but suddenly propyl & quot; - & Quot; I lost my - husband, oilman and a dacha in Barvikha & quot; - & Quot; poker? & Quot; - & Quot; in Okay & quot ;, - & quot; and the kids? & Quot; - & Quot; kids trying to play me & quot ;; he she shows her cat in the phone, the same cat, which they used to be with mats cut out, he was holding, and she combed and sheared - shows the mother, best friend Darth, she is glad that he did not propyl him too, he retorts that tried repeatedly, but Dart - this is God's gift, want and not spend on drink.

- I missed you, - he says, as always, suddenly, and she almost forgets to breathe.

Then she wants to tell the truth, the whole damn ton of truth, which she was carrying in a compartment here, for some reason, knowing that it is still useful to no one; how she talks to him mentally every time hangs over the wine list in the restaurant, on the arm in a clothing store; how it comes up with a joke whole evenings to udelat it in the case, knowing that the case will not be presented; that when she asked some family friends, weddings or large family gatherings - and you're married? - She nods and smiles - but who is he? - He is a playwright - always referring to him, of course; about what was in his wonderful voice in twenty-seven years, even when he was singing drunk under her windows, fake and getting off to laughter; how meaningless it all as stupid as irreparably, you can right now to get a taxi and go to him, and there still drink and even joke about that here, this is my book then you should still know, how much you owe, I'll readers canceled oo, how is it, do not touch my readers, that's all I have left in my old age - and even make love, dying of embarrassment and embarrassment, he got hold of a paunch, it is also not done beautiful for years and feel something, even now, the memory of the body, we have a healthy approach to each other, is not it - and leave the next morning, all in a row trying to sweet jams bitter taste absurdities and frustrations - but do not, do not.

She lowers her voice and moves very close to the table.

- I do not see anything extraordinary. As someone else.

They differ from the intersection, he moved, cordial, hugging her tightly and did not want to let go. Then he remembers something that digs into the case, remove the book and holds it.

- There is some scoundrels published a collection of my plays. There's one about you.

- Do not lie, there should be a good three of me.

- I'm not going to sign, it is possible.

- No, no, sign. So it will be harder on drink
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет