Текст песни Стронгилла Иртлач - На Богатяновской открылася пивная

Просмотров: 2543
4 чел. считают текст песни верным
8 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни Стронгилла Иртлач - На Богатяновской открылася пивная, а также перевод песни и видео или клип.
На Богатяновской открылася пивная.
Там собиралася компания блатная.
Там были девочки Маруся, Роза, Рая
И ихний спутник Васька Шмаровоз.

Тот Васька был вполне приличный, милый мальчик,
Который ездил побираться в город Нальчик,
И возвращался на машине марки Форда,
И шил костюмы элегантно, как у лорда.

Походкой ровною под коммивояжера
Являлся каждый вечер фрайер из надзора.
Махнув оркестру повелительно рукою,
Он говорил: "Одно свиное отбивное!"

Но вот вошла в пивную Роза с Молдаванки,
Прекрасная, как тоя древняя вакханка,
И с ней вошёл её всегдавишний попутчик
И спутник жизни Васька Шмаровоз.

Держась за тохес, словно ручку у трамвая,
Он говорил: "О моя Роза дорогая!
Я вас прошу, нет - я вас просто умоляю
Сплясать со мной моё прощальное танго".

Но тут Аранчик пригласил её на танец,
Он был для нас тогда почти что иностранец.
Он пригласил её галантерейно очень
И посмотрел на Шмаровоза между прочим.

Красотка Роза танцевать с ним не хотела,
Она и с Ваською достаточно вспотела.
Но улыбнулася в ответ красотка Роза,
И закраснелась морда Васьки Шмаровоза.

И он сказал в изысканной манере:
"Я б вам советовал пришвартоваться к Мэри,
Чтоб мне в дальнейшем не обидеть вашу маму"-
И отошёл, надвинув белую панаму.

Услышал реплику маркёр известный, Моня,
О чей хребет сломали кий в кафе "Бонтоне",-
Побочный сын мадам Олешкер, тёти Песи,-
Известной бандерши в красавице Одессе.

Он подошёл к нему походкой пеликана,
Достав визитку из жилетного кармана:
"Я б вам советовал, как говорят поэты,
Сберечь на память о себе свои портреты".

Но тот Арончик был натурой очень пылкой
И врезал Моничку по кумполу бутылкой.
Официанту засадил он в тохес вилкой,
И началось тогда салонное танго.

На Аргентину это было не похоже.
Вдвоём с приятелем мы получили тоже.
И из пивной нас выбросили разом -
И с шишкою, и с фонарём под глазом.

Когда мы все уже лежали на панели,
Арончик всё-таки дополз до Розы с Мэри.
И он сказал, от страсти пламенея:
"Ах, Роза, или вы не будете моею!

Я увезу тебя в мой город, у Батуми.
Ты будешь кушать там кишмиш, рахат-лукуми.
Я, как цыплёнка, тебя с шиком разодену,
А ночь придёт - я сам до ниточки раздену.

Я, как собака, стеречь буду твоё тело,
Чтоб даже вошка укусить тебя не смела.
А чтоб к тебе не привилась зараза,
Я в баню буду в год водить тебя два раза.

Я всё богатство дам и прелести за это,
А то ты ходишь, извиняюсь, без браслета,
Без комбине, без фильдекосовых чулочек
И, как я только что заметил, без порточек".

Давно закрылась эта славная пивная.
Не собирается компания блатная.
И где ж вы, девочки Маруся, Роза, Рая?
И где ваш спутник Васька Шмаровоз?
A beer-house opened on Bogatyanovskaya Street.
There was a company of thieves assembled there.
There were girls Marusya, Rose, Paradise
And their companion Vaska Shmarovoz.

That Vaska was quite decent, dear boy,
Who went to beg in the city of Nalchik,
And returned with a Ford car,
And he sewed costumes elegantly, like a lord.

Gait exactly under the traveling salesman
Every evening, a freighter from supervision.
Waving the orchestra imperatively with his hand,
He said: "One pork chop!"

But here I went into the beer Rose from Moldavanka,
Beautiful, like the ancient Bacchante,
And with her came always the present companion
And the life partner Vaska Shmarovoz.

Holding on toes, like a handle on a tram,
He said: "Oh, my dear Rosa!
I ask you, no - I just beg you
Dance with me my farewell tango. "

But then Aranchik invited her to a dance,
He was almost a foreigner for us then.
He invited her to a haberdashery very
And looked at Shmarovoz by the way.

Beauty Rosa did not want to dance with him,
She was sweating enough with Vaska.
But the beautiful beauty of Rosa smiled in response,
And Vaska Shmarovoz's face flushed red.

And he said in an exquisite manner:
"I would advise you to moor to Mary,
So as not to offend your mother in the future "-
And he walked away, pushing the white panama.

I heard a reminder of the famous marker, Monya,
About whose backbone they broke the cue in the cafe "Bontone", -
The bastard son of Madame Oleshker, Aunt Pesey, -
A famous bandery in a beautiful Odessa.

He approached him with the gait of a pelican,
Bringing the card from the vest pocket:
"I would advise you, as the poets say,
Save your portraits for yourself. "

But that Aronchik was a very kind nature
And he punched Monichka by the bottle with a bottle.
The waiter planted it in a to fork,
And then salon tango began.

It was not like Argentina.
Together with a friend we got too.
And they threw us out of the beer hall at once -
And with a lump, and a lantern under the eye.

When we all already lay on the panel,
Aronchik still crawled to Rosa with Mary.
And he said, with a burning passion:
"Ah, Rose, or you will not be mine!"

I'll take you to my city, in Batumi.
You will eat kishmish, rahat-lukumi.
I, like a chicken, will dress you up with a chic,
And the night will come - I'll undress myself to the thread.

I, like a dog, will watch your body,
That even a louse bite you did not dare.
And so that you do not catch infection,
I'll drive you to the bathhouse twice a year.

I will give all the riches and beauties for this,
And then you go, I'm sorry, without a bracelet,
Without a combo, without a stocking stockings
And, as I just noticed, without portages. "

It's long since closed this nice pub.
The company is not going to be a criminal.
And where are you, girls Marusya, Rose, Paradise?
And where is your companion Vaska Shmarovoz?
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет