Текст песни Раз-два-три, ветер изменится - Глава 6 отрывок 1

Просмотров: 6
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни Раз-два-три, ветер изменится - Глава 6 отрывок 1, а также перевод песни и видео или клип.
Я всегда искал мужского внимания, какой-то отеческой заботы о себе. Большую часть детства мне виделось, что однажды в наш дом со скрипящими ступеньками и тугими не смазанными дверьми войдет Он – этакий лесоруб метр в плечах, в клетчатой рубашке, с суровым лицом, которое изредка озаряет широченная добрая улыбка. Этот архетип отца, этот строгий, но справедливый мужчина, который бы подбрасывал меня в воздух и ловил, прижимая к себе с довольным: «Несносный мальчишка». Он водил бы меня на бейсбол. К слову, я не люблю бейсбол, не люблю футбол, не люблю баскетбол – любому виду спорта я предпочитаю моральное и физическое разложение среди книг, но в детстве мне казалось, что все может измениться. Фантазия была такой: каждое утро я просыпался с предчувствием, что именно сегодня в мою жизнь войдет человек, который спасет меня от матери, открывшей для себя дверцу в радостный мир алкоголя и знакомств на заправках. Я вытягивался по струнке перед окном, впускал в комнату ледяной воздух и ждал какого-то чуда; может быть, я ждал, что из морозных полос вырисуется имя или каким-то седьмым чувством я пойму, кого надо искать, - я был крайне одинок и отчаян в поиске хотя бы намека на то, как это одиночество прекратить.
Он – мой воображаемый отец – окружает меня ненавязчивой опекой, за которую я буду благодарен ему на протяжении всей своей жизни, и в самом конце, сидя у его кровати, когда он будет кашлять и шептать: «Я пытался быть тебе настоящим отцом», - я скажу: «Ты всегда им был, папа». Я буду ценить все, что он для меня сделает: каждое слово, каждый поступок, работа, пропущенная ради моего триумфа или провала на поле, каждый киносеанс, проведенный вместе. Что угодно.

Джек Кроуфорд никогда бы не стал моим отцом. Не только потому, что он вспоминает о моем существовании исключительно в те моменты, когда его ассоциативный ряд, начинающийся с новых трупов в Балтиморе, приводит к моему образу. И не потому, что его предложения не включают в себя возможность отправиться вместе в кино или пожарить попкорн на сковородке, взяв в прокате какой-нибудь фильм, а сводятся исключительно к деловому: «У нас тело».
Просто Джеку Кроуфорду на меня срать – в этом вся проблема. Три недели я провел в компании трупов, а вместо того, чтобы поинтересоваться, как я поживаю, Джек говорит:
- Дерьмово выглядишь.
- Ну, не для кого стараться, - он хмыкает в ответ и упирается плечом в косяк двери.
- Ты нам нужен.
- А я думал, вы заглянули на чай.
- Уилл, - он сводит брови, как бы показывая, что еще одна дурацкая реплика с моей стороны – и он отчитает меня как нашкодившего ребенка. – У нас труп.

Мне очень хочется сказать: «У меня тоже, Джек». Джек, дорогой, у меня на кухне тоже два трупа, и я практически породнился с ними. Можем ли мы избежать новых встреч?.. Сегодня я не чувствую себя особенно общительным.
И вообще, Джек, я боюсь, что, как только я выйду за дверь, меня растерзает парень, которого прикончили три недели назад. А мне дорога жизнь; возможно, это пустая сентиментальность, зависимость от мелочей, но пока я не готов умереть такой бессмысленной и негероической смертью.

- Ты собираешься? – Джек перегоняет во рту слюну и с усилием сглатывает, глядя, как я медленно тянусь за ботинками. – Скажи, ты правда считаешь, что если ты будешь копошиться, мы быстрее раскроем дело? Уилл!

Я обожаю, когда меня окликают как собаку. Это же моя любимая забава – подчиняться приказам. Иногда я прихожу домой, становлюсь перед зеркалом и начинаю сам себе приказывать: «Будь несчастным!», «Будь жалким!», «Выгляди как неудачник!».
- Секунду… - я убираю с прикроватной тумбочки чашку и не очень уверенно направляюсь на кухню. Не знаю, что именно я собирался сделать: то ли, прижавшись лбом к стене, заплакать: «Я не хочу никуда идти», то ли прошептать: «Летите, мои птички!» и попытаться спасти моих оживших мертвецов. Странно… - я оглядываю пустую комнату и опускаю чашку в раковину. Мои гости, оказалось, не любят представителей власти.
Когда Джек дергает дверь и выталкивает меня из квартиры, я даже не успеваю толком испугаться: я оказываюсь на холодной лестничной площадке, и, подталкиваемый в спину, быстро, перепрыгивая через две ступеньки, дохожу до выхода из дома.
Что же, мир оказался не таким тревожным местом, как мне представлялось.
I was always looking for male attention, some fatherly care of yourself. Most of my childhood was seen that day in our house with creaking stairs and tight doors will not lubricated He - a sort of feller meter at the shoulder, in a plaid shirt with a stern face, which sometimes illuminates baggy kind smile. This archetype of the father, this strict but fair man, who would have tossed me into the air and caught, hugging her with a satisfied:. "Breakfast with Scot" He took me to a baseball game. By the way, I do not like baseball, I do not like football, I do not like basketball - any sport, I prefer the moral and physical decay among the books, but it seemed to me in my childhood, that all could change. Fantasia was this: every morning I woke up with the feeling that it is now in my life go down the man who will save me from the mother to discover the door to the joyful world of alcohol and dating at the pump. I stretched to attention in front of the window, to let in the room icy air and waited for a miracle; maybe I was expecting from a frosty bands emerges name or some seventh sense I understand, someone should look for - I was very lonely and desperate to find at least a hint on how to stop this loneliness.
He - my imaginary father - surrounds me unobtrusive care, for which I'm grateful to him throughout his life, and in the end, sitting at his bedside when he is coughing and whispering: "I tried to be your real father", - I say: "You always had them, dad." I will appreciate everything he did for me: every word, every action, the work missed for my triumph or failure on the field, each film session, held together. Anything.

Jack Crawford would never become my father. Not only because he remembers my existence only in those moments when the associative array, starting with the new bodies in Baltimore, leads to my image. And not because of his proposal did not include the ability to go to the movies or in a frying pan fry the popcorn, taking the box office of any film, and reduced solely to the business: "We have a body."
Just Jack Crawford to shit on me - that's the problem. For three weeks I spent in the company of corpses, and instead ask how I'm doing, Jack says:
- You look like shit.
- Well, not for anyone to try - he snorts back and arm rests in the door jamb.
- We need you.
- I thought you looked at the tea.
- Will - he brings his eyebrows, as if to show that another stupid remark from my side - and he will chastise me as nashkodivshego child. - We have a dead body.

I really want to say, "I, too, Jack." Jack, dear, in my kitchen, too, two corpses, and I almost made affinity with them. Can we avoid new meetings? .. Today I do not feel particularly sociable.
Anyway, Jack, I'm afraid that as soon as I get out the door, I tear the guy finished off three weeks ago. And my dear life; perhaps it is an empty sentimentality, dependence on the details, but for now I'm not ready to die such a senseless and unheroic death.

- You're going to? - Jack surpasses the saliva in the mouth and swallows with effort, watching as I slowly reach for shoes. - Tell me, do you really think that if you're going to swarm, we will reveal the matter? Will!

I love when I was hailed as a dog. It's my favorite pastime - to obey orders. Sometimes I come home, getting in front of the mirror and start to tell myself to myself, "Be miserable!", "Be pitiful," "looks like a loser!".
- For a second ... - I clean with a bedside table and a cup of not very confident heading into the kitchen. I do not know what I was going to do: whether, leaning his forehead against the wall, crying: "I do not want to go anywhere else", or to whisper: "Fly, my bird!" And try to save my walking dead. Strange ... - I look around the empty room and omit the cup in the sink. My guests, it turned out, do not like the authorities.
When Jack pulls the door and pushes me out of the apartment, I did not even have time to really get scared: I find myself on the cold landing, and, pushed back, quickly, jumping two steps, I reach home outlet.
Well, the world was not so troubling place as I imagined.
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет