Текст песни Последний Бал Наташи Ростовой - черная желчь

Просмотров: 1
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни Последний Бал Наташи Ростовой - черная желчь, а также перевод песни и видео или клип.
Война в моей голове, и по всей моей туше тоже
от сердца до кончиков ногтей и вне её
война везде цветёт, и тут же
её плоды наливаются спелой кровью,
она запускает всё глубже свои
корни и лапы. как бы намекая, что
истина в ней самой, а не где-то рядом. я силюсь
скрыться от взглядов, слиться с толпой
но меня выдают мысли,
скребущиеся как гоголь о крышку гроба
о внутреннюю сторону черепной коробки
и выступающие как гной из-под век
брови нахмуриваются до боли, кроме
того лицо больше похоже на бледно-желтый фасад
заброшенного здания, и глаза как черные выбитые окна,
и я сам быстро и совсем забывшись топаю, злые лица
прохожих врезаются глазами как в крысу
в меня. а вокруг цветет война. издалека
видно шпили, пронзающие тучные облака
архитектура классицизма и ампира и дома
обваливаются как скалы
мало-помалу в город врывалась природа
через людей, их вела слепая жажда свободы
толпы народа, и искаженные безумием морды.
гордая, слепая ярость, а я нащупал ножик
в кармашке, хотя он вряд ли поможет
особенно страшно стало, когда ты увидел звериные оскалы
и животные проблески в их глазах и понял,
что ничего такого не чувствуешь сам,
а сам ты один и чувствуешь только страх и неуверенность
ведь сам ты размазня как творожок агуша
к тому же твоя психея трусливая дура,
хватается пальцами за ребра как за прутья клетки
и лихорадит всё тело, при этом
глаза наливаются желчью
черного цвета

я встал и понял, что споткнулся о труп человека
я стал особенно неловок, когда мой друг уехал
и оставил меня слишком одного и вдруг через эту прореху
в глаза бросился хаос вокруг весь этот
и шопенгауэр с прической росомахи ехидно хихикал,
смотря как ты к холодным порам земли порами лица
прислоняешься, отхаркивая остатки своей мечты
на разбитый поребрик вместе с мокротой, теперь
война не только в твоей голове
твоя пальмира заминирована, под плакучий голос сирен
солдаты выходят из стен, полчища солдат,
и солнца совсем
нет, солнце заслонила планета
как в фильме триера, птицы падают с неба
толпы свиней бегут по проспекту, я побежал следом
и попал под дождь из новорожденных младенцев
и не только, люди падали из окон как яблоки
с деревьев в осеннем саду. сжимается сердце
я видел повелителя мух,
и я бежал мимо надкушенных луковиц церквей
мимо разрушенных библиотек и пней,
которые раньше были колоннами триумфальной арки,
и видел кругом лишь развалины и огарки,
и черные вороны гаркали, им вторили толпы снизу,
провозглашая девизом инстинкты и цинизм
нечаев вставал из могилы и гордо дивился
новому царству своего злобного нигилизма
а я остановился на дороге и схватился за голову
и закричал "прекратите, так нельзя" но в мою сторону
никто не взглянул, и я выхватил ножик и распорол себе руку и из раны
засочилась и закапала, и заструилась фонтаном и наконец
полилась рекой, хлынула, раскатываясь волна за волной,
черная желчь, смывая все, что собирались сжечь,
унося за собой и обломки зданий, и рваные флаги,
и разбитые купола церквей, и всех всех всех,
и женщин и детей, и солдаты захлебывались в ней.
крики людей и птиц, дикий визг и хрюканье свиней
смешивались со всплесками
черных волн о здания и уносились прочь,
и ничего не осталось больше,

мы идем вдвоем по набережной
и кидаем камешки за спину,
не оглядываясь

мы идем с тобой вдвоем по набережной
и кидаем камешки за спину,
не оглядываясь
War in my head, and all over my body too
from the heart to the tips of the nails and beyond
war blooms everywhere, and right there
its fruits are filled with ripe blood,
she runs deeper and deeper
roots and paws. as if hinting that
the truth is in itself, and not somewhere nearby. I am strong
hide from view, merge with the crowd
but thoughts give me away
scratching like a gogol on a coffin lid
on the inner side of the skull
and protruding like pus from under the eyelids
eyebrows frown to pain, except
that face looks more like a pale yellow facade
abandoned building, and eyes like black broken windows,
and I myself quickly and completely forgotten stomp, angry faces
passers-by are glimpsed like a rat
into me. and war is blooming around. from afar
spiers can be seen piercing the thick clouds
architecture of classicism and empire and houses
fall like rocks
little by little nature burst into the city
through people, led by a blind lust for freedom
crowds of people, and muzzles distorted by madness.
proud, blind rage, and I groped for the knife
in a pocket, although it is unlikely to help
it became especially scary when you saw the animal grins
and animals glimpses in their eyes and realized
that you don't feel anything like that yourself,
and you yourself are alone and feel only fear and uncertainty
After all, you yourself are a mess like agusha curd
besides, your psyche is a cowardly fool,
grabs the ribs with his fingers like the bars of a cage
and the whole body is in a fever, while
eyes are filled with bile
black color

I got up and realized that I had tripped over a human corpse
I became especially awkward when my friend left
and left me too alone and suddenly through this gap
chaos all around rushed into the eyes
and a schopenhauer with a wolverine hairstyle chuckled maliciously,
looking at you to the cold pores of the earth pores of the face
leaning back, coughing up the remains of your dreams
on a broken curb along with phlegm, now
war is not only in your head
your palmyra is mined, under the weeping voice of the sirens
soldiers come out of the walls, hordes of soldiers,
and the sun at all
no, the sun was obscured by the planet
like in a Trier movie, birds fall from the sky
crowds of pigs are running down the avenue, I ran after
and got caught in the rain of newborn babies
and not only, people fell from windows like apples
with trees in the autumn garden. heart shrinks
I saw the lord of the flies
and I ran past the bitten onions of churches
past ruined libraries and tree stumps,
which used to be the columns of the triumphal arch,
and I saw only ruins and cinders all around,
and black crows barked, crowds echoed them from below,
proclaiming instincts and cynicism as a motto
Nechaev got up from the grave and proudly wondered
a new realm of his evil nihilism
and I stopped on the road and grabbed my head
and shouted "stop, you can't do that" but in my direction
no one looked, and I pulled out a knife and ripped open my arm and from the wound
soaked and dripped, and flowed like a fountain and finally
flowed like a river, gushed, rolling wave after wave,
black bile, washing away everything that was going to burn,
taking away the debris of buildings and torn flags,
and the broken domes of churches, and all all all,
and women and children, and the soldiers drowned in her.
screams of people and birds, wild screeching and grunting of pigs
mingled with splashes
black waves against buildings and swept away,
and there is nothing left

we walk together along the embankment
and throw stones behind our backs
without looking back

we are walking together along the embankment
and throw stones behind our backs
without looking back
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет