Текст песни Письма - Милая Джейн

Просмотров: 1
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным
На этой странице находится текст песни Письма - Милая Джейн, а также перевод песни и видео или клип.
милая Джейн, я пишу из пустого дома: мрачно и грустно, течёт с потолка вода. мы не знакомы, конечно, мы не знакомы, впрочем, знакомы мы не были никогда. ты умерла до меня лет за двести где-то или чуть меньше – мне сложно считать года, ты умерла – я уверен – погожим летом, праздничным вечером выбравшись в никуда; ты попросила себе приготовить ванну, ты приказала служанке идти домой, это решение было слепым, спонтанным, необратимым, как тень за твоей спиной. узкий флакон, отдающий миндальным мылом, стрелки часов, убегающие вперёд. пей, моя девочка, бренная жизнь уныла, лей эту сладость в едва приоткрытый рот, капай на пальцы, глотай через силу, с хрипом, бейся в истерике, брызгай на пол водой, бойся шагов наверху, подчиняйся скрипам, будь ослепительной, сильной и молодой. будь молодой, оставайся такой в альбомах, радуйся лету, и осени, и весне. милая Джейн, я пишу из пустого дома, где лишь твоя фотография на стене.

милая Джейн, я приехал к тебе с ловушкой, с кучей приборов и датчиков в рюкзаке, в каждой из комнат расставил глаза и уши, видеокамера в таймере на руке, тонкие ниточки, масляные пороги, чуткие сенсоры, точно как на войне. волка, как знаешь, наверное, кормят ноги; призраки кормят подонков, подобных мне. милая Джейн, я же знаю: ты здесь, я чую. дай мне отмашку, позволь мне тебя найти. мог бы и силой, конечно, но не хочу я, мало ли что там проявится впереди. был особняк, а теперь – только левый флигель, стол и бумага, изорванный мой блокнот, где номера, города, имена и ники, а на последней странице – наброски нот. да, я пишу иногда, в музыкальной школе раньше учился, но бросил почти в конце. школа казалась тюрьмой. что ж, теперь на воле. воля сполна отпечаталась на лице. годы и бары, уже не боишься спиться, меряешь время в проверенных адресах. главное в нашей профессии – не влюбиться в жертву, почившую пару веков назад.

милая Джейн, я уже отключил сигналы, выбросил камеры, записи скопом стёр. что ещё нужно, скажи, неужели мало? может, из сенсоров мне развести костёр? я расслабляюсь, сожми мои пальцы, леди, нежно води по бумаге моей рукой! – Джейн, изначально всё шло не к моей победе, и вот, пожалуйста, кто я теперь такой… суть ведь не в том, что тобой я пробит навылет, в дом твой пробравшись, как будто коварный тать – просто со мной не хотят говорить живые, даже когда очень хочется поболтать. мёртвым – неважно, они же сказать не могут, могут ли слышать – пожалуй, ещё вопрос. верю, что да. и поэтому не умолкну. слушай меня. я давно говорю всерьёз. то есть пишу, потому что так много проще, можно подумать, во фразы сложить слова. милая Джейн, извини за неровный почерк, так научили, а сам я не виноват. время идёт. я умру – и такое будет. верю, надеюсь и знаю, что ты там есть. всё, мне пора. я опять возвращаюсь к людям. нужно проверить ещё два десятка мест.

милый Симон, я пишу тебе, сидя в ванной, прямо на стенке рукой вывожу слова. ты мне приснился: красивый, но очень странный, ты мне писал, что два века как я мертва. я оставляю тебе это фото, милый, дагерротип – к сожалению, лучше нет, – и ухожу: для того, чтобы можно было встретить тебя через двести грядущих лет.

(с) Тим Скоренко
dear Jane, I am writing from an empty house: gloomy and sad, water flows from the ceiling. we do not know each other, of course, we do not know each other, however, we have never known each other. you died before me for two hundred years, somewhere or a little less - it's hard for me to count the years, you died - I'm sure - in a fine summer, having got out to nowhere on a festive evening; you asked yourself to prepare a bath, you ordered the maid to go home, this decision was blind, spontaneous, irreversible, like a shadow behind your back. a narrow bottle emitting almond soap, the clock hands running forward. drink, my girl, mortal life is dull, pour this sweetness into your barely open mouth, drip on your fingers, swallow through force, with a wheeze, fight in hysterics, splash water on the floor, be afraid of steps above, obey creaks, be dazzling, strong and young ... be young, stay like that in albums, rejoice in summer and autumn and spring. dear Jane, I am writing from an empty house with only your picture on the wall.

dear Jane, I came to you with a trap, with a bunch of devices and sensors in my backpack, in each of the rooms I spread my eyes and ears, a video camera in the timer on my hand, thin threads, oil thresholds, sensitive sensors, just like in war. the wolf, as you know, is probably fed by the legs; ghosts feed scum like me. dear Jane, I know you are here, I can smell. give me the go-ahead, let me find you. I could have done it by force, of course, but I don’t want to, you never know what will appear ahead. there was a mansion, and now - only the left wing, a table and paper, my torn notebook, where numbers, cities, names and nicknames, and on the last page - sketches of notes. Yes, I write sometimes, I used to study at a music school, but I gave up almost at the end. the school felt like a prison. well, now free. will fully imprinted on his face. years and bars, you are no longer afraid to sleep, you measure the time in verified addresses. the main thing in our profession is not to fall in love with a victim who died a couple of centuries ago.

dear Jane, I've already turned off the alarms, threw away the cameras, erased the recordings in bulk. what else is needed, tell me, is it really not enough? maybe I can make a fire from the sensors? I'm relaxing, squeeze my fingers, lady, gently slide my hand over the paper! - Jane, initially everything did not go to my victory, and here you are, who I am now ... the point is not that I was punched right through by you, having made my way into your house, as if an insidious thief - they just don't want to talk to me , even when you really want to chat. dead - it doesn't matter, they can't say if they can hear - perhaps another question. I believe so. and therefore I will not be silent. listen to me. I've been talking seriously for a long time. that is, I write, because it is so much easier, you might think, to put words into phrases. dear Jane, sorry for the uneven handwriting, that's how they taught it, but it's not my fault. time runs. I will die - and this will be. I believe, I hope and I know that you are there. Well, i need to go. I'm back to people again. there are two dozen more places to check.

dear Simon, I am writing to you, sitting in the bathroom, right on the wall with my hand I write the words. I dreamed about you: beautiful, but very strange, you wrote to me that two centuries ago I was dead. I leave this photo for you, dear, daguerreotype - unfortunately, it is not better - and I leave: so that I can meet you in two hundred years to come.

(c) Tim Skorenko
Опрос: Верный ли текст песни?
Да Нет